Рыночная  структура

Например, в соответствии с предлагаемой мной схемой разрыва обращение к европейской философии потребовало бы рассмотрения как неевропейской философии, так и европейской нефилософии.

Интеллектуальные преимущества подобной организационной структуры обусловлены тем, что она может сохранить дух североамериканской практики «свободных факультативов», не связывая их выбор с потребительством. Система выбора курсов, введенная Чарльзом Элиотом в Гарварде, столкнулась с двумя проблемами, вызванными тем, что студенту приписывалась роль источника самостоятельного выбора: предполагалось, что, во-первых, студент способен сделать осведомленный выбор способа приобретения знаний и, во-вторых, знание имеет органическую структуру, в которой студент способен ориентироваться. Оппоненты Элиота сразу же отметили необходимость введения базовой учебной программы или четких требований к диапазону избираемых курсов, чтобы ограничить произвол студентов и защитить структуру знания от чисто рыночных механизмов19. В результате был достигнут компромисс, но напряжение между свободным выбором и обязательными требованиями к диапазону курсов продолжает стимулировать споры по поводу учебных планов в университетах США.

Я считаю, что рыночная структура постисторического Университета делает фигуру студента-потребителя все более реальной и дисциплинарная структура распадается под давлением рыночных императивов. В этой ситуации защитить вопрос структуры знания как вопросу сделать знание чем-то иным, нежели продаваемой и покупаемой информацией, нельзя, укрепляя сложившуюся дисциплинарную структуру властными распоряжениями. Уильямов беннетов нашего мира чрезвычайно злит, что подобное решение больше неконкурентоспособно. Поэтому я предлагаю делать рынок курсов предметом Мышления и дискуссии, отдав его в распоряжение факультетам и администрации, а не оставляя исключительно на откуп студенческому желанию, которое старается удовлетворить факультет и которым пытается управлять бюрократия.

Таким образом, я предлагаю отказаться от дисциплинарного фундамента, но сохранить при этом в качестве структурно важного вопрос о дисциплинарных формах знания. Вот почему Университет не должен менять закостенелые и устаревшие дисциплины на аморфное междисциплинарное пространство гуманитарных наук (словно мы все еще можем организовать знание вокруг фигуры Человека).

Ваш коментарий: